Новости ЛУ

Азбука Чувств.

М.: Луч, 2012. – 200 с.: с ил., формат 84х108/16 – 3000 экз. станд. 6

ISBN 978-5-88915-069-5

Цена 1100 руб.

Зачем человеку умение узнавать и называть словами то, что он чувствует? Ответить на этот вопрос очень важно, потому что наши чувства, даже непонятные и не названные, влияют на нашу жизнь. Эти знания помогают нам понимать себя и через это – наших близких, наших детей, наших друзей и других людей.

Мы адресуем нашу «Азбуку» всем заинтересованным читателям, и в первую очередь – родителям и детям, которым, надеемся, она поможет больше узнать друг о друге и научиться жить в гармонии со своими чувствами.

Эта книга – результат долгой совместной работы Центра развития межличностных коммуникаций, редакции журнала «Здоровье школьника» и отечественных психологов.

 

«Азбука чувств» - это современный разговор с современными детьми и современными родителями, где детские проблемы обсуждаются не по-детски. ( Александр Гордон, телеведущий).

Книга «Азбука чувств» помогает не только по-новому взглянуть на взаимоотношения родителей и детей, но и даёт уникальную возможность стать ближе всем членам современной семьи. ( Оксана Давыдова, мать пятерых детей, учитель).

Одной из особенностей этой книги является воплощение двухтысячелетнего христианского постулата: «Не желай другому того, чего не желаешь себе». Именно это понять в первую очередь очень важно для наших детей. ( Иерей Михаил Макухин, отец пятерых детей).

 

 

 

 

 

 

Виктор Норд.

НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ.

М.: “ЛУч”, 2013 – 379с., формат  70х90/16 –1000 экз., станд. 8

ISBN 978-5-88915-066-4

Цена 270 руб.

Герою книги «Непредвиденные последствия», известному сценаристу, идея его нового романа была навеяна в Нью-Йорке. Навеяна страхом смерти и вызванными этим галлюцинациями.

Да ещё, пожалуй, старыми, давно остановившимися часами.

К немалому удивлению автора, у него получилась история актрисы и режиссёра, ушедших на фронт добровольцами в Великую Отечественную. Менее всего эти двое предполагали оказаться на театральных подмостках в самом пекле боёв за Ростов и Сталинград.

И вообще, что бы ни происходило со всеми персонажами этой истории – для них самих это является полной неожиданностью. Любой оборот событий. Даже если такой персонаж – сам Верховный главнокомандующий Сталин…

 

Книга эта – телероман для тех, кому некогда и неохота читать длинные эпопеи; она засорена обрывками секретных приказов и классической музыки, радиосводками, тайными доносами, подпольными листовками и похабными частушками. Если бы она не являлась чистыми вымыслом, автора давно надо было бы посадить в тюрьму за разглашение многих тщательно хранимых государственных секретов.

«…Ну что ж, пойду под ироническую улыбку Гарри Борисовича Гордона, которого давно люблю за его прежде читанную прозу, за доверчивую, открытую (как рассказывают о детстве) поэзию и за такую же любяще простосердечную (будто только для своего утешения) живопись.

Кажется, на этот раз он написал самую горькую из своих книг о том, как исподволь истончается, выветривается, опустошается жизнь. Бедная, обыкновенная, повседневная, “как у всех”.

…И когда бы родная литература была в чувствах поближе к человеку, а мы поменьше притворялись, я бы сказал, что в конце чтения, если мы себя не вовсе забыли, хорошо бы взять бутылку и пойти к героям, и не утешать их (не примут они утешения), а обнять, посидеть с ними, и, может быть, попеть. А там, глядишь, и понять, что тем, кто сживает их со свету, рано торжествовать, и они ещё и сами постоят, да и нас подержат.

Только, похоже, боль всё-таки не отпустит, потому что и, закрыв последнюю страницу, ты ещё долго будешь видеть, как уходят в пустое ненастное утро три тени – два стареющих человека и собака, которые (если вспомнить Кафку) не захотели “превращаться” в нынешнее “среднеарифметическое”, потому что знали цену достоинству и свободе…»

 

Валентин Курбатов

 

 

Книга Гарри Гордона «Осеннее равноденствие» – вторая, срединная, часть трилогии «Скатертью дорога». Первая и третья части – романы «Поздно. Темно. Далеко» и «Обратная перспектива» вышли отдельными изданиями ранее.

В новом романе автор вместе со своими героями размышляет о времени и поколении, о перспективах духовной жизни…

Заказать книгу в интернет-магазине

Фантасмагория, или сказки третьего тысячелетия


Эта книга - дебют Александра Романова, безоглядного мечтателя и великолепного рассказчика, ставящего, как и любой писатель-фантаст, в своих повестях глобальные вопросы о будущем человечества и месте человека во Вселенной.
"Фантасмагория…" - действительно сказки третьего тысячелетия: со злыми чародеями и оборотнями, виртуальными мирами и марсианскими пирамидами, привидениями и старинными замками, доблестными рыцарями и прекрасными принцессами. Правда, в футуристическом антураже звездолётов, космопортов и далёких обитаемых планет, но удивляться этому не стоит, - близится полдень XXI века.
Сюжеты фантастической прозы А. Романова увлекательны, чуть наивны и назидательны без излишнего пафоса. Говоря на извечные темы - о борьбе добра со злом, поиске собственного "я" или битве с демонами внутри себя, автор не боится показаться банальным, приглашая умного и тонкого читателя в увлекательное путешествие по своим фантастическим мирам.

оформить заказ в интернет-магазине

V_4_slovax


Книга «В четырёх словах» – первое отдельное издание произведений талантливого поэта Татьяны Максимовой. Сборник составлен только из четверостиший. Почти каждый поэт обращается к жанру четверостиший, но не каждому удаётся заключить в четыре строки философию жизни. Татьяне Максимовой это удалось.

Оформить заказ в интернет-магазине.

 

Kotbabochka

М.: ЛУч, 2011. –  32с., мягк. обл., формат  84х108/16 – 1000 экз., станд. 50

ISBN 978-5-88915-057-2

 

Великолепно иллюстрированная детская книга «Кот и Бабочка. Маленькие истории о животных и не только» – это маленькие, увлекательные, невыдуманные истории наблюдений за природой художника Людмилы Малышевой-Нольф. Для детей младшего возраста.

Оформить заказ в интернет-магазине.


ИД «Литературная учеба» с гордостью сообщает, что книга Эрнеста Евгеньевича Обминского «Пока говорят дипломаты» стала победителем Второго Международного литературного конкурса «лучшая книга года 2010».


ob_portrObminsky

В конкурсе участвовали литераторы из одиннадцати стран. Самыми активными оказались представители Германии, Австрии, Франции, США, России, Украины и Казахстана. Географическая разбросанность конкурсантов в очередной раз подтвердила правильность выбора девиза «Лучшей книги года»: «Культура русская всегда едина и лишь испытывается на разрыв».

Эрнест Обминский с  мемуарами «Пока говорят дипломаты», вышедшими в нашем Издательстве в июле 2010 года, выиграл «золото» в номинации «Публицистика».

ИД «Литературная учеба» с искренней радостью поздравляет Эрнеста Евгеньевича с заслуженной победой и сообщает, что книга «Пока говорят дипломаты», снискавшая широкую популярность у российских читателей,  активно стремится в мир. Сегодня мы хотим представить мемуары «Пока говорят дипломаты» на английском («While dimplomats speak») и немецком языках («Solange die diplomaten reden»).

obl_de obl_en

 

Заказать в интернет-магазине издательства

на русском языке

на английском языке

на немецком языке

Олег ФИЛИПЕНКО. ОДИН ДЕНЬ НЕИЗВЕСТНОГО ПОЭТА. Поэма ― Литера - У

 

Филипенко. О. Один день неизвестного поэта: Поэма. - М., ЛУч, 2010. - 104 с.

ISBN 978-5-88915-047-3

Олег Филипенко, более известный в качестве успешного кино- и телережиссёра, не новичок в литературе, однако до сих пор его поэтическое творчество было знакомо лишь узкому кругу ценителей-специалистов. «Один день неизвестного поэта» - оригинально исполненное увлекательное повествование о пути и месте художника во времени, шедшее к широкому кругу читателей более десяти лет, но до сих пор не утратившее своей острой актуальности.
 

Ковчег поэта

 

Утверждение о принципиальном несовпадении автора и его лирического героя давно уже стало аксиомой. Однако литература иной раз преподносит нам в этом смысле очень странные сближения. Например, с автором поэмы «Один день неизвестного поэта» я познакомился в тот же день, что и с основным её действующим лицом. Тогда, в октябре две тысячи второго года состоялось моё первое большое публичное выступление – тоже в качестве неизвестного поэта. Прочитанные в тот раз стихи давно пропали и забылись, но я хорошо помню впечатление, произведённое на меня одним из слушателей. По окончании вечера он подошёл ко мне и протянул подписанную им для меня стихотворную книгу. Даритель, как и подобает человеку незнакомому, вёл себя подчёркнуто скромно, но и с достоинством. Он сказал: «Возможно, Вам покажется интересной такая книга». И тут же отошёл в сторону. Этим неизвестным мне поэтом был Олег Филипенко, а книгой – куце оформленное, выпущенное с довольно многочисленными опечатками и безо всякой, кажется, издательской редактуры первое издание той поэмы, которую вы сейчас держите в руках.

            В тот же вечер я приступил к чтению, а впоследствии, вышел на автора через общих знакомых. Познакомившись с Олегом короче, я узнал, что лирический герой поэмы списан им с самого себя. Удовлетворяя любопытство новых читателей, скажу, что все описанные в поэме события, хотя и сгущены, но в основном точны до мельчайших деталей. Кстати, пристальное внимание к предметам (а равно и к самомалейшим движениям души) на столь пространном художественном полотне является той особенностью, за которую поэтический дар Олега получил от одного из моих друзей меткое, на мой взгляд, определение кинематографического. И совсем не случайно. Возможно, читая поэму, Вы вспомните фильм Александра Сокурова «Русский ковчег». Сокуровская картина выглядит снятой как бы одним кадром. То же наблюдаем мы и у Филипенко. А ведь «за кадром» осталась большая подготовительная работа: цельность поэме придаёт не только удачно «реанимированная» стихотворная форма, знакомая хотя бы по «Метаморфозам» Овидия, или сюжетная композиция вполне в духе классицизма, но и продуманность каждого эпизода в отдельности.

Немного о технике. Поэма написана, как многие из вас могли определить, гекзаметром. Это классический размер для крупных поэтических произведений античности. На мой взгляд, автор удачно применил здесь стилизацию. Длинная строка гекзаметра располагает к неспешному повествованию, к пространному размышлению. Отсутствие навязчивых концевых созвучий приближает такое поэтическое произведение к формату крупной прозы. Словно бы для того чтобы напомнить, что перед нами всё же стихи, автор очень уместно вводит в современную речевую ткань устаревшие поэтизмы вроде молвил, сие, иль, пред, средь и т. д. Делается это совершенно осмысленно и едва не нарочито. Напротив, «прозаичность» поэме придают как элементы сниженной лексики, так и подчас довольно жёсткие описания тех или иных действий и мыслей основного персонажа. Этот художественный приём позволил автору избежать опасного уклонения в возвышенную риторику, более реалистично изобразить внутренний мир лирического героя. Человеку вообще не свойственно впадать надолго в ту или иную душевную крайность, мы живём в постоянной и часто стремительной смене мыслей, переживаний, настроений. Личность филипенковского героя оттого и притягательна, и целостна, и симпатична, что автор не скрывает своего литературного alter ego под маской напудренных желаний, статичных поз и кастрированных чувств. Такая открытость дорогого стоит.

Но читателю, верно, хочется узнать, что было дальше если ни с героем поэмы, то хотя бы с её автором. В этом тоже нет никакого секрета. После выхода первого издания книги, Олег Филипенко написал ещё одну большую поэму (надеюсь «Литературная учеба» со временем поспособствует и её переизданию), а затем, поступив на Высшие режиссерские курсы, вплотную занялся искусством кино. Он быстро преуспел и ныне художественные фильмы Олега показывают в прайм-тайм главные телеканалы. «Кинематографичность» его поэтического дара получила таким образом ещё одну близкую сферу применения.

Судьба «Одного дня…» складывалась до сего дня не столь удачно. Вскоре по выходу поэмы, её публично обругал один скандально известный литературный деятель. Что так взбесило критика в поэме Филипенко? Тут возможны любые предположения, но мне кажется, что основной причиной была старая, как мир, зависть. Зависть смутная, почти иррациональная – к цельному, здоровому мировоззрению автора, а может быть, и к его великолепно явленному умению небанально сочетать новаторство и традицию. А у зависти, как известно, есть обратная сторона – ненависть… К сожалению или к счастью, на ковчег поэмы Неизвестного поэта, чьи борта – утро и вечер одного дня далёкого уже девяносто девятого года, этот персонаж попасть не успел.

Но ведь и у таланта есть другая сторона. Я говорю о признании этого таланта. В этой связи считаю уместным привести (в который раз!) слова великого Шарля Бодлера, обращённые им к журналисту Арсену Уссе: «Книга, известная Вам, мне и нескольким из наших друзей, не имеет ли всех прав назваться знаменитой?» Именно такую – знаменитую – книгу я и рекомендую вам, читатель, к внимательному сотворческому прочтению.

Максим Лаврентьев

 

Заказать книгу в интернет-магазине

 

Николай ЛЬВОВ. ТРАНСФОРМАЦИЯ. Книга первая. Скольжение, или Хронотоп. ― Литера - У

М.: ЛУч, 2010. – 240 с.

ISBN  978-5-88915-046-6

Вы не верите в теории заговора, относитесь к историям о работе контрразведки как к популярному мифотворчеству, а разговоры об аномальных явлениях и закрытых секретных объектах представляются вам смешными выдумками? Выпускник Высшей школы КГБ Борис Орлов даже не помышлял о том, что распределение в богом забытый сибирский город Урман, не предвещавшее ничего, кроме тягучего рутинного существования, в полной мере воплотит его мечту о жизни, насыщенной риском и смертельной опасностью.

Начало романа безобидное и даже идиллическое: встреча с удивительной девушкой, ставшей для героя наваждением, бесконечные попытки познакомиться с ней, новые друзья, весёлые попойки и «кухонные разговоры» заполночь, работа с агентурой – и всё это в антураже режимного города эпохи брежневского застоя. Обнаружение подпольной антиправительственной организации переворачивает представление Орлова о людях, которых он считал образцом для подражания. Исполненный романтического пыла, он начинает охоту на заговорщиков, не подозревая, что сам становится жертвой. Гибель кажется неизбежной…

Заказать в интернет-магазине издательства

Владимир Рахманин. ИСПОВЕДЬ НАЧАЛЬНИКА ПРОТОКОЛА ― Литера - У

М.:  ЛУч, 2009. - 304 с.; Формат 84x108/32 - 1000 экз. Станд. 14.

ISBN 978-5-88915-041-1

 

Автор «Исповеди…» Владимир Анатольевич Рахманин – заметная личность в государственной жизни Советского Союза и России, начиная с 1960 года. Являясь «винтиком» внешнеторговой системы страны – начальником протокольной службы, В.А. Рахманин был свидетелем и участником налаживания экономических связей с Западом. Переговоры на высшем уровне, приём иностранных делегаций, встречи, в том числе и неформальные, с известными политиками и государственными деятелями мировых держав, участие в решении экономических проблем при выводе войск из Западной Европы, организация первых совместных предприятий и многое другое нашло своё отражение в воспоминаниях автора. Он не только описывает события, но и даёт портреты своих героев, прорисовывая отдельные, наиболее значимые для него детали их характера или поведения. Мемуары Владимира Рахманина дают читателю возможность увидеть многогранный, живой и яркий портрет времени, протяжённостью в жизнь…

Заказать в интернет-магазине издательства

williamhill bookmaker
Online bookmaker the UK whbonus.webs.com William Hill

ООО "ИД Литературная учеба", 2013 г.   ||   119019. Москва, ул. Воздвиженка, д. 9  || Все права защищены.