Новости ЛУ

Олег ФИЛИПЕНКО. ОДИН ДЕНЬ НЕИЗВЕСТНОГО ПОЭТА. Поэма ― Литера - У

 

Филипенко. О. Один день неизвестного поэта: Поэма. - М., ЛУч, 2010. - 104 с.

ISBN 978-5-88915-047-3

Олег Филипенко, более известный в качестве успешного кино- и телережиссёра, не новичок в литературе, однако до сих пор его поэтическое творчество было знакомо лишь узкому кругу ценителей-специалистов. «Один день неизвестного поэта» - оригинально исполненное увлекательное повествование о пути и месте художника во времени, шедшее к широкому кругу читателей более десяти лет, но до сих пор не утратившее своей острой актуальности.
 

Ковчег поэта

 

Утверждение о принципиальном несовпадении автора и его лирического героя давно уже стало аксиомой. Однако литература иной раз преподносит нам в этом смысле очень странные сближения. Например, с автором поэмы «Один день неизвестного поэта» я познакомился в тот же день, что и с основным её действующим лицом. Тогда, в октябре две тысячи второго года состоялось моё первое большое публичное выступление – тоже в качестве неизвестного поэта. Прочитанные в тот раз стихи давно пропали и забылись, но я хорошо помню впечатление, произведённое на меня одним из слушателей. По окончании вечера он подошёл ко мне и протянул подписанную им для меня стихотворную книгу. Даритель, как и подобает человеку незнакомому, вёл себя подчёркнуто скромно, но и с достоинством. Он сказал: «Возможно, Вам покажется интересной такая книга». И тут же отошёл в сторону. Этим неизвестным мне поэтом был Олег Филипенко, а книгой – куце оформленное, выпущенное с довольно многочисленными опечатками и безо всякой, кажется, издательской редактуры первое издание той поэмы, которую вы сейчас держите в руках.

            В тот же вечер я приступил к чтению, а впоследствии, вышел на автора через общих знакомых. Познакомившись с Олегом короче, я узнал, что лирический герой поэмы списан им с самого себя. Удовлетворяя любопытство новых читателей, скажу, что все описанные в поэме события, хотя и сгущены, но в основном точны до мельчайших деталей. Кстати, пристальное внимание к предметам (а равно и к самомалейшим движениям души) на столь пространном художественном полотне является той особенностью, за которую поэтический дар Олега получил от одного из моих друзей меткое, на мой взгляд, определение кинематографического. И совсем не случайно. Возможно, читая поэму, Вы вспомните фильм Александра Сокурова «Русский ковчег». Сокуровская картина выглядит снятой как бы одним кадром. То же наблюдаем мы и у Филипенко. А ведь «за кадром» осталась большая подготовительная работа: цельность поэме придаёт не только удачно «реанимированная» стихотворная форма, знакомая хотя бы по «Метаморфозам» Овидия, или сюжетная композиция вполне в духе классицизма, но и продуманность каждого эпизода в отдельности.

Немного о технике. Поэма написана, как многие из вас могли определить, гекзаметром. Это классический размер для крупных поэтических произведений античности. На мой взгляд, автор удачно применил здесь стилизацию. Длинная строка гекзаметра располагает к неспешному повествованию, к пространному размышлению. Отсутствие навязчивых концевых созвучий приближает такое поэтическое произведение к формату крупной прозы. Словно бы для того чтобы напомнить, что перед нами всё же стихи, автор очень уместно вводит в современную речевую ткань устаревшие поэтизмы вроде молвил, сие, иль, пред, средь и т. д. Делается это совершенно осмысленно и едва не нарочито. Напротив, «прозаичность» поэме придают как элементы сниженной лексики, так и подчас довольно жёсткие описания тех или иных действий и мыслей основного персонажа. Этот художественный приём позволил автору избежать опасного уклонения в возвышенную риторику, более реалистично изобразить внутренний мир лирического героя. Человеку вообще не свойственно впадать надолго в ту или иную душевную крайность, мы живём в постоянной и часто стремительной смене мыслей, переживаний, настроений. Личность филипенковского героя оттого и притягательна, и целостна, и симпатична, что автор не скрывает своего литературного alter ego под маской напудренных желаний, статичных поз и кастрированных чувств. Такая открытость дорогого стоит.

Но читателю, верно, хочется узнать, что было дальше если ни с героем поэмы, то хотя бы с её автором. В этом тоже нет никакого секрета. После выхода первого издания книги, Олег Филипенко написал ещё одну большую поэму (надеюсь «Литературная учеба» со временем поспособствует и её переизданию), а затем, поступив на Высшие режиссерские курсы, вплотную занялся искусством кино. Он быстро преуспел и ныне художественные фильмы Олега показывают в прайм-тайм главные телеканалы. «Кинематографичность» его поэтического дара получила таким образом ещё одну близкую сферу применения.

Судьба «Одного дня…» складывалась до сего дня не столь удачно. Вскоре по выходу поэмы, её публично обругал один скандально известный литературный деятель. Что так взбесило критика в поэме Филипенко? Тут возможны любые предположения, но мне кажется, что основной причиной была старая, как мир, зависть. Зависть смутная, почти иррациональная – к цельному, здоровому мировоззрению автора, а может быть, и к его великолепно явленному умению небанально сочетать новаторство и традицию. А у зависти, как известно, есть обратная сторона – ненависть… К сожалению или к счастью, на ковчег поэмы Неизвестного поэта, чьи борта – утро и вечер одного дня далёкого уже девяносто девятого года, этот персонаж попасть не успел.

Но ведь и у таланта есть другая сторона. Я говорю о признании этого таланта. В этой связи считаю уместным привести (в который раз!) слова великого Шарля Бодлера, обращённые им к журналисту Арсену Уссе: «Книга, известная Вам, мне и нескольким из наших друзей, не имеет ли всех прав назваться знаменитой?» Именно такую – знаменитую – книгу я и рекомендую вам, читатель, к внимательному сотворческому прочтению.

Максим Лаврентьев

 

Заказать книгу в интернет-магазине

williamhill bookmaker
Online bookmaker the UK whbonus.webs.com William Hill

ООО "ИД Литературная учеба", 2013 г.   ||   119019. Москва, ул. Воздвиженка, д. 9  || Все права защищены.